Николай Никифорович Петров – коренной ленинградец, родился в семье Никифора Петровича и Пелагеи Васильевны Петровых 1 декабря 1934 года. Кроме Коли, самого младшего, в семье росли старшие сестра и брат – Евгения и Анатолий. Отец был рабочим, а мама – домохозяйкой. Когда началась Великая Отечественная война, отца призвали на службу в торговый порт. Там он и погиб в 1942 году. На семью обрушились все беды того времени, в том числе и голод, так как единственного кормильца, который приносил детям хоть какую-то крошку, не стало.

- Я помню, как мама брала меня с собой в Бехтеревский госпиталь, куда она устроилась работать. Там меня и подкармливала. А спал я на полу. Часто сквозь сон слышал звуки бомбежки. Однажды снаряды попали в госпиталь – снесло два верхних этажа. Но все мы, в том числе и раненые, находились в подвале, поэтому никого в тот раз не убило.

Я всегда был с мамой, а старшие сестра и брат оставались дома. Они добывали себе пищу сами – что найдут. Потом стало совсем тяжело. От голода я так ослаб, что из дома выходить уже не мог. Лежал в полудреме. Из соседей по коммуналке осталось лишь несколько человек, все вымерли.

Может, и нас не стало бы, но тут эвакуировали завод, на котором работала крестная моей сестры. Она и вывезла нас из осажденного Ленинграда.

Едем по Дороге жизни. Вместо льда – сплошная вода. Ухают в полыньи грузовик за грузовиком, наполненные людьми.

На том берегу перед тем, как посадить в вагоны, нас покормили. Я помню, как голодные люди набрасывались на пищу, а потом падали и в муках умирали.

Нас повезли на Северный Кавказ. Я слышал разговоры, что там уже немцы. Видимо, поэтому люди из поезда высаживались кто где. Мы вышли в Воронежской области.

В 1944 году мы вернулись в Ленинград. Я бегал по городу с другими мальчишками и смотрел на руины. Огромный город из развалин…

Новый, 1946, год мы встречали уже в Карелии, куда приехали к родителям матери. Здесь и прожили всю жизнь.

 

Наверх